просмотреть галерею-
по художникам
по лагерям/гетто

поиск по галереи-
простой поиск
сложный поиск

другие работы-
работы из этого лагеря/гетто


 
 

Терезинское гетто

ИсторияРаботы

Терезин (чешское название, немцы называли этот город Терезинштадтом) – город-крепость на северо-западе Чехословакии. С ноября 1941 г. в Терезинское гетто направлялись пожилые евреи из Богемии и Моравии, а также видные еврейские деятели, обладающие особыми привилегиями, из Чехословакии, Германии и некоторых стран Западной Европы. Отсюда их депортировали в лагеря уничтожения.

В течение первых нескольких месяцев существования гетто, условия содержания в нем ничем не отличались от обстановки в большинстве концлагерей, созданных нацистами. В январе 1942 г. из Терезина начались депортации в лагеря уничтожения, и две тысячи евреев были отправлены в Ригу. С этих пор угроза депортаций постоянно висела над гетто. Позже, после некоторого улучшения условий жизни в гетто, вслед за выселением до июля 1942 г. всех неевреев, внутри Терезина возникла почти свободная община. Однако вскоре из Германии и Австрии стали прибывать тысячи депортированных. В своей массе это были старики, многие из которых являлись кавалерами орденов и медалей, полученных в первую мировую войну.

В сентябре 1942 г, население гетто достигло своего пика – на площади 115.000 квадратных метров проживало 53.000 человек. Начиная с октября из гетто постоянно проводились депортации в лагеря уничтожения Треблинка и Освенцим. Когда в 1944 г. депортации прекратились, в Терезинском гетто оставалось не более 11.000 евреев.

Скученность населения, антисанитария и недостаток питания вели к распространению болезней и эпидемий. Уровень смертности оставался чрезвычайно высоким, хотя с течением времени комитет здравоохранения гетто сумел открыть в Терезине несколько медпунктов, в которых делались прививки и брались анализы на раннюю диагностику заразных заболеваний. Эти меры помогли существенно сократить уровень смертности в гетто.

3 мая 1945 г., за три дня до освобождения Терезина советской армией, нацисты передали управление гетто Красному Кресту. Последние евреи покинули Терезин 17 августа 1945 г.

Администрацией гетто являлся Эльтестенрат (Совет старейшин), члены которого выбирались из числа еврейских активистов. Среди узников гетто было немало ученых, художников и писателей. Разнообразные культурные мероприятия включали концерты, оперные и театральные постановки, театр теней и театр сатиры. Активисты читали лекции и организовывали кружки, в гетто даже работала библиотека, насчитывающая 60.000 томов. Особое внимание уделялось иудаизму и еврейской истории.

Нацисты эксплуатировали культурную жизнь гетто в своих интересах. Многие знаменитые художники, в их числе Лео Гаас, Отто Унгар, Фердинанд Блох и Бедрих Фритта, были мобилизованы на работу в отдел графики и технических чертежей.

Работа в отделе давала художникам возможность посещать разные уголки гетто. Благодаря этой относительной свободе, ими было создано множество рисунков, отображающих жизнь гетто. Рисовать приходилось тайно, прячась на чердаке или в толпе других заключенных, чтобы не попадаться на глаза эсэсовцам. На рисунках отражены многие сюжеты – поиски пищи, колонны людей, ожидающих депортации, переселение узников лагеря с одного места на другое, улицы и фасады домов в гетто, а также портреты заключенных – стариков, больных, умирающих, и умерших. Гаас, Фритта и Унгар по ночам часто собирались вместе, чтобы работать над рисунками. Сообща им удалось создать множество работ, отражающих все аспекты жизни в Терезинском гетто.

В конце 1943 г., когда слухи о лагерях уничтожения стали распространяться среди общественности, немцы приняли решение открыть Терезинштадт для представителей наблюдательной комиссии Международного Красного Креста. Но прежде чем сделать это, нацисты осуществили несколько депортаций в Освенцим, для того, чтобы избавиться от перенаселенности в гетто. В городе появились бутафорские магазины, кафе, детские сады, школы и даже банк. Повсюду были разбиты клумбы с цветами. Боясь, что правда может выплыть наружу, нацисты принялись перерывать материалы и инструменты в техническом отделе. Художники были вынуждены искать потайные места для своих рисунков. Фритта спрятал работы в земле, в металлической коробке; Унгар использовал для этого выемку в стене; а Гаас – тайник на чердаке. Нацисты также произвели обыск у Лео Страусса, торговца произведениями искусства. Страусс использовал “арийские” семейные связи и своих людей среди чешской полиции гетто и сумел переправить подготовленные художниками документальные материалы за пределы Рейха, по всей вероятности, в Швейцарию. Он сделал это в надежде, что таким образом им удастся разбудить общественное мнение, или хотя бы рассказать о происходящем, даже если самим художникам будет не суждено выжить.

За несколько дней до приезда представителей Красного Креста, художники были вызваны для допроса, о котором их заранее предупредил коллега по работе в техническом отделе, член Ельтестенрата. Унгара, Фритту, Гааса и Блоха привели в комендатуру, где их допросил Адольф Айхманн, желавший выяснить, кто именно являлся автором вывезенных из гетто рисунков, и с кем они были связаны во внешнем мире. Художников отвели в камеру, устроенную в подвале комендатуры, где они обнаружили торговца Страусса, заключенного в тюрьму несколькими днями ранее. После трудного допроса, на котором они упорно молчали, их отправили в тюрьму Гестапо, распложенную в Терезине, в так называемой “Малой крепости”. Семьи художников также были заключены в крепость.

23 июля 1944 г. комитет Красного Креста произвел свою проверку. После этого нацисты сняли пропагандистский документальный фильм о новой жизни евреев в Третьем рейхе. По окончании съемок фильма, большинство “актеров”, включая многих еврейских активистов и детей, были отправлены в газовые камеры Освенцима.

Терезинские художники, среди которых были Мальва Шалек, Амалия Шекбах, Шарлотта Буресова, Лео Гаас и Карел Флейшман, оставили после себя обширный документальный материал о жизни в гетто. В их произведениях отражена богатая культурная жизнь в гетто, но кроме того, эти рисунки являются документальным описанием таких противоречащих понятию “образцовое гетто” аспектов как бесконечные очереди за едой, перенаселенность и депортации.


(Д-р Пнина Розенберг)